Небесных чинов радование, на земли человеков крепкое предстательство, Пречистая Дево, спаси ны, иже к Тебе прибегающия, яко на Тя упование по Бозе, Богородице, возложихом.

 

На главную

Вернуться в начало раздела

Описание иконы

О названии иконы

Установление празднования

Молитва

Тропари

Акафист и служба

Списки с иконы

Анализ публикаций

История

- вступление

- 1665-1689

- 1689-1867

- 1868-1938

- 1938-1991

-возвращение  Иконы в 1991 году

с 1991 года

Реставрация

Важные итоги

Материалы

- издание 1898 года

-издание 1912 года

- Закон Амурской области

Чудесные знамения

Видео

 

 4 период

истории Албазинской иконы Божией Матери

- 1938-1991 гг.:

 пребывание иконы в Амурском областном краеведческом музее

      
          В 1938 году последняя действовавшая в Благовещенске Пророко-Ильинская церковь была закрыта. 10 мая 1938 года на основании решения Благовещенского городского совета от 7 мая 1938 г. Иконы, утварь и другие предметы церковного обихода из Пророко-Ильинской церкви (всего по описи - 73 церковных предмета), в том числе чудотворная икона Албазинской Божией Матери, были изъяты и переданы в Амурский областной краеведческий музей.
 

        4 декабря 1941г. хранитель музея Г.С. Новиков-Даурский внес запись об Албазинской иконе в Книгу поступлений под № 994: "Икона Албазинская «Слово плоть бысть» в окладе, писана на холсте, наклеенном на дерево, покрыта стеклом и серебряной ризой с камнями (69 и 72 мелких)".
 

        7 января 1949 г. по результатам проведенной сверки наличия Г.С. Новиков-Даурский сделал следующую запись в Книге поступлений под № 662, касавшуюся иконы: «Икона Богородицы «Слово плоть бысть» Албазинская, писанная на холсте, наклеенном на дереве, в серебряном окладе с такой же рамкой, предохраняющей края оклада от поломки, с камнями в венце, на груди и на левом плече. Всего 141 камень, из которых 72 (в звезде на плече): 42 шт. – 0,5 карата; 19 – по 1,5-2 карата, 2 шт. - 3 карата, 3 шт. – крупные аквамарины. На венце три клейма с изображением Св. Георгия.
 

        Сохранность: Оклад по краям местами поломан. Венца у младенца нет. Нет звезд, из камней на челе и правом плече Богородицы, 17 гнезд для камней – пустые.
 

        Размер или вес: вышина - 735 мм, ширина – 680 мм.
 

        Стоимость – 3411 р.».
   

        Почему первая запись в Книгу поступлений была сделана через три года, а подробная опись, как мы видим, сделана через одиннадцать лет после передачи Албазинской иконы в Музей, наверное, останется, с одной стороны тайной, а с другой – показателем небрежного отношения государства к православным святыням в то время. Кроме того, возникает еще вопрос: «Что означает отсутствие 17-ти драгоценных камней, на что указано в описи 1949 года: это состояние оклада иконы в 1938 году или это есть следствие небрежного хранения иконы в Музее с 1938-го по 1949-ый год?»
 

        Далее, по имеющимся музейным документам, попытаемся восстановить хронологию, интересующих нас событий.
 

        16 марта 1984 г. после очередной сверки наличия музейных ценностей Албазинская икона была зарегистрирована в Книге поступлений под номером № 6731: «Время, источник поступления – 1938, национализирована КП № 994 АОМ 662. Наименование, краткое описание – Икона Албазинская, писанная на холсте, наклееном на дерево, в серебряном окладе с гравированной надписью: «Сiя Албазинская икона Божией Матери принесена изъ Сретенска в г. Благовещенскъ Преосвященнейшимъ Вениаминомъ Епископомъ Камчатскимъ, Курильскимъ, Алеутским въ июнь…года при первом вступление его въ свой епархиальный городъ». XVII в. Материал: дерево, холст, серебро. Размер: 74,5х68,5 см. Сохранность: холст поврежден, потемнел, оклад помят, потерт, края потрескались, часть камней утеряны». Запись была сделана Тереховой Светланой Николаевной, главным хранителем Музея.
Все благовещенские храмы до начала Великой Отечественной войны 1941-45 годов были закрыты.
 

        В 1945 году верующими было подано заявление на открытие православного прихода в Благовещенске.  Власти давали такое разрешение только при определенных условиях: наличие группы верующих не менее 20-ти человек и подходящего молитвенного здания. 2 апреля 1947 г. в Благовещенске был образован православный приход. Единственной в городе православной общине для совершения богослужений было выделено здание бывшего костела, построенного в Благовещенске польской католической общиной в 1896-1912 годах. Следует отметить, что в то время в Благовещенске не все православные храмы были разрушены, но использовались они не по назначению: в храме во имя Святителя Николая, Мирликийского Чудотворца в конце 1940-х годов располагался радиокомитет; кладбищенский храм в честь «Второго славного пришествия Господа нашего Иисуса Христа на землю и страшного суда Его» был в плохом состоянии еще до 1917-го г.; храм во имя святых апостолов Петра и Павла на территории тюрьмы и в 1940-е гг. находился (и находится до настоящего времени) на закрытой территории действующей тюрьмы; храм во имя пророка Божия Илии – небольшой деревянный. Однако православным отдают в аренду (по нынешнее время) маленький польский костел, хотя, возможно, что православные верующие сами просили именно это здание – кирпичное, добротное, хорошей постройки, все-таки бывший христианский храм, так как других, соответствовавших религиозному назначению и не вызывавших претензий властей, просто не было. Отказываться от предложенного было нельзя - иначе община могла не получить ничего и при этом лишиться регистрации (как зачастую и поступали власти).
 

        В том же 1947 году имущество Пророко-Ильинского храма, изъятое в 1938 году и находившееся в Музее, было по распоряжению властей передано этому единственному в городе православному приходу. Согласно хранящимся в архивах Музея актам № 47 от 14 мая и № 49 от 24 мая 1947 г. «настоятель церкви г. Благовещенска Дувалкин И.Ф., диакон Мордвинов С. и церковный староста Горский И.И. получили предметы архиерейского (митра, мантия, стихарь, омофоры и др.), иерейского и диаконского облачений, иконы, венцы, кадило, плащаницу, антиминс без мощей, дискос, звездицу и т. д.: по первому акту – 20, по второму – 52 предмета». Однако, из 73-х изъятых предметов было возвращено всё, кроме главной церковной святыни - Албазинской иконы Божией Матери. Почему? Это, наверное, тоже останется тайной. На сегодняшний день мы не располагаем документами и свидетельствами того времени о каких-либо прошениях, обращениях, других попытках новообразованного прихода – возвратить верующим Албазинскую икону Божией Матери, Покровительницу Дальнего Востока. Скорее всего, икону оставили в Музее потому, что считали ее наиболее ценным «предметом культа», который должен принадлежать государству.
 

        Икона экспонировалась в музеях – старом и новом. Причем икона отдельно, а драгоценный оклад отдельно – согласно эпохам – XVII и XIX век. Такое решение приняли музейные работники. В 90-е годы XX столетия сотрудники исторического отдела Музея смогли выпустить небольшой буклет (один лист стандартного формата, сложенный втрое) с краткой заметкой об Албазинской иконе. Материал был взят из «Благовещенских епархиальных ведомостей» конца XIX-начала XX веков.
Албазинская икона Божией Матери находилась в Амурском областном краеведческом музее с 1938-го по 1991-ый гг. – 53 года.
Несмотря на то, что икона находилась в Музее, по рассказам сотрудников, к ней приходило немало верующих, и молились перед чудотворным образом, тайком зажигая свечи и воссылая свои молитвы о возвращении иконы в храм.
 

        Не угасало почитание чудотворного образа в годы лихолетья. В советское время со всего Дальнего Востока приезжали тайные паломники в Благовещенск, шли в музей – к прославленному чудотворному образу и к списку Албазинской иконы, находившемуся в 90-х годах ХХ века в единственном действующем Благовещенском храме города Благовещенска, где и возносили свои горячие молитвы к Царице Небесной.