Небесных чинов радование, на земли человеков крепкое предстательство, Пречистая Дево, спаси ны, иже к Тебе прибегающия, яко на Тя упование по Бозе, Богородице, возложихом.

 

На главную

Вернуться в начало раздела

Описание иконы

О названии иконы

Установление празднования

Молитва

Тропари

Акафист и служба

Списки с иконы

Анализ публикаций

История

- вступление

- 1665-1689

- 1689-1867

- 1868-1938

- 1938-1991

-возвращение  Иконы в 1991 году

с 1991 года

Реставрация

Важные итоги

Материалы

- издание 1898 года

-издание 1912 года

- Закон Амурской области

Чудесные знамения

Видео

 

 3 период

истории Албазинской иконы Божией Матери

- 1868-1938 гг.:

 от возвращения иконы в Приамурье (2-я пол. XIX – нач. XX вв.) до передачи иконы в музей.

Установление почитания.

      
          В 1858 году был подписан Айгунский трактат, который, в частности, гласил: «Левый берег реки Амура, начиная от реки Аргуни до морского устья р. Амура, да будет владением российского государства». Таким образом, Амурский край стал законным Российским владением, а через десять лет, в 1868 году, Албазинская икона была доставлена в недавно основанный на левом берегу Амура юный град Благовещенск (1858), ставший епархиальным центром обширной Камчатской епархии, куда территориально входила и Амурская область. Титул архиереев в то время был – «Камчатский, Курильский и Алеутский».
 

        Итак, через два с половиной столетия исполнилось предсказание старца Гермогена и «…Амурский край навсегда был приобщен к Христианскому миру, а Албазинская икона опять прибыла в избранный Царицей Небесной удел».
 

        Епископу Вениамину (Благонравову), назначенному на кафедру Камчатской епархии после ставшего Митрополитом Московским и Коломенским Иннокентия (Вениаминова), перед его отъездом в Благовещенск жители Сретенска передали чудотворную Албазинскую икону для возвращения ее на Амур. «Иркутские епархиальные ведомости» под заголовком «Разрешение на поднесение иконы» так сообщают об этом: «Священник Сретенской церкви Симеон Стуков и г.г. Командующий Бригадою Сретенский командир Бориславский, Батальонный командир Даниловский и другие чины, также старшины и старшие казаки Забайкальского войска, прихожане Сретенской церкви, испрашивали у Его Высокопреосвященства Парфения, Архиепископа Иркутского, разрешение – поднести Его Преосвященству, вновь назначенному на кафедру Камчатской епархии, епископу Вениамину в проезд Его в г. Благовещенск на Амуре, как ревностному распространителю Православия между забайкальскими язычниками, в знак общего к нему уважения, Икону знамения Божией Матери Албазинскую, в том желании, чтоб эта святая Икона снова возвратилась в ту местность, откуда угнетение язычников заставило Ее более ста лет находиться под защитою здешнего (Сретенского) православного прихода».
 

        По заказу Преосвященного Вениамина для иконы был изготовлен серебряный с позолотой оклад с памятной надписью, которая гласит: «Сия Албазинская икона Божией Матери принесена из Сретенска в Благовещенск Преосвященным Вениамином, епископом Камчатским, Курильским и Алеутским 25 июня 1868 года при первом вступлении в свой епархиальный город».
 

        Данную надпись мы приводим полностью, так как в некоторых изданиях допущены существенные ошибки. Так, в частности, в книге современного автора - иеромонаха Игнатия (Чигвинцева) «Амурская святыня» не указана точная дата, четко обозначенная в вышеприведенном полном тексте надписи. Такая же неточность допущена и на информационном портале Благовещенской епархии. В «Православной энциклопедии» ошибочно указана другая дата – 1860 год вместо 1868 года.
Благовещенцы с великою радостью приняли издавна чтимую Албазинскую святыню как знамение благоволения к ним Самой Царицы Небесной и как залог архипастырского благословения своего нового этой иконой Богоматери. С того времени началось особое почитание и прославление ее как великой святыни. Пред нею Заступницу рода христианского молили об избавлении от всех жизненных скорбей и бед. В Благовещенске икону поместили в кафедральном соборе в честь Благовещения Пресвятой Богородицы, расположенном на высоком берегу великой реки Амур, видимым образом символизируя благословение Царицы Небесной делам переселенцев по освоению обширных Приамурских земель. И получали просимое. Не без основания же эта икона с самого начала пребывания ее в Благовещенске, признавалась верующим народом чудотворною.
 

        Но вот интересное свидетельство. После отъезда преосвященного Вениамина из Благовещенска в 1873г., по каким-то непонятным соображениям, признавали неудобным удовлетворять благочестивое усердие горожан, желавших, чтобы чудотворная Албазинская икона Божией Матери посещала их жилища для их освящения и благословения. Вследствие этого охладело к ней благочестивое усердие граждан, забывались устные рассказы и слухи о чудесных знамениях благодати и помощи Божией, явленных через святую икону.
 

        Преосвященный епископ Гурий (Буртасовский) заместивший в 1885 году епископа Мартиниана (Муратовского), отчасти по личному усердию, отчасти по благочестивому желанию иркутского архиепископа Вениамина, а главным образом, чтобы дать православному народу Приамурья религиозно-нравственную опору в жизни, среди всех ее невзгод, скорбей и напастей, которые обыкновенно нелегко переживаются, когда не на чем остановиться и излиться скорбному чувству с надеждою на небесную помощь… С этой благой новый архипастырь поставил себе в обязанность, по принятии епископства над камчатской паствою, восстановить чествование Албазинской иконы Божией Матери установлением церковного празднования 9 марта во всей Камчатской епархии, достойно и праведно признав ее местной святыней, и еженедельным чтением пред нею Акафиста с молебным пением, причем в конце молебна принято читать молитву, в которой между прочим испрашивается у Божией Матери и о избавлении от «тлетворных ветр и смертоносныя язвы». И, благодарение Господу, это было встречено с полным сочувствием как со стороны местной гражданской власти, так и со стороны народа, который с того времени все более и более выражает свое молитвенное усердие к Божией Матери пред Албазинской иконой Ее. От благочестивого взора многих из амурских боголюбцев и почитателей пречистого лика Богоматери не укрылось следующее обстоятельство, достойное внимания. С 1881 года г. Благовещенск почти беспрерывно подвергался разного рода эпидемиям, особенно дифтериту и скарлатине, и черные флаги над воротами домов, в которых находились больные наводили ужас на всех сограждан; но с осени 1885 г., со времени установления Акафиста и празднования Албазинской иконе Божией Матери, эти болезни уже не носили эпидемического характера, и случаи смертности от них, при единичных заболеваниях, были очень редки не только в городе, но и в окрестностях его. Ревностную деятельность Преосвященного Гурия по прославлению святой чудотворной иконы усилило и то обстоятельство, что он и сам стал непосредственным свидетелем чуда избавления от смертельной опасности, которая угрожала во время родов его близкой родственнице: именно в то время, когда он со всею сердечной искренностью и благоговением читал Акафист пред святой чудотворной иконой, больная благополучно разрешилась от бремени здоровым ребенком.
 

        Епископом Гурием 9 марта 1885 года – в день установления празднования в честь Албазинской иконы с миссионерской целью было образовано Братство Пресвятой Богородицы. Братство имело свою хоругвь «с изображениями – на передней стороне – Благовещения Пресвятой Богородицы, а на задней – лика Богоматери, именуемаго «Слово плоть бысть», - как знамя исповедуемаго нами вселенскаго православия Христовой церкви и нашего «братскаго» единодушия стоять и ратовать за него против всех и всего, кто и что, так или иначе, стремится подорвать его достоинство, силу и значение не только для религиозно-нравственной жизни, но и для жизни гражданской, - особенно же против явных врагов его – местных сектантов…». Хоругвь эта всегда хранилась при Албазинской иконе Божией Матери.
 

        Через десять лет - в 1895 году - епископ Макарий (Дарский) обращается в Святейший Правительствующий Синод с представлением об установлении церковного праздника в честь иконы, о названии иконы - «Албазинская» и о крестных ходах с чудотворным образом. Этот документ мы приводим здесь полностью, так как с момента решения Св. Синода по данному представлению и до нынешнего дня, его никто не исследовал, судя по описи Российского государственного исторического архива, где хранятся дела Св. Синода этого периода. А между тем, представление владыки Макария раскрывает мотивацию установления праздника Албазинской иконе. Вот этот документ (орфография и пунктуация оригинала сохранены): «Предместник мой, преосвященный Гурий, ныне Епископ Самарский и Ставропольский, в своей ревности о преуспеянии паствы в духе веры и благочестия и в выражение особенных чувств благоговения к находящейся в Благовещенском кафедральном соборе древней иконе Богоматери, именуемой «Слово плоть бысть», установил ежегодное празднование в честь ея, приурочив таковое к 9 числу Марта месяца, и чтение акафиста пред сею иконою по воскресным дням.
 

        Не по чувству только уважения к своему предместнику, а и по глубокому убеждению, каковое утвердилось во мне под сильными впечатлениями от разных проявлений народного благоговения к сей святыне и после ознакомления с ея историею, я счел своим долгом не только поддерживать установленное преосвященным Гурием чествование ея, но и способствовать большей ея славе.
 

        Все говорит за то, что иконе должна предлежать слава в долготу дней и в роды родов не только в Благовещенске, но и окрест, – и несомненная древность ея, и история ея, делающая ее особенно досточтимою для Амурского края, и особенное благоговение пред нею православного населения не только Благовещенска, но и почти всей епархии, а в связи с последним и то обстоятельство, что среди православных в Благовещенске и ближайших окрестностях укоренилось немалое количество ярых и фанатичных отрицателей всей внешности православного богослужения, а главным образом иконопочитания, – сектантов молокан и подобных им, с которыми, в виду их страсти к пропаганде своих лжеучений, приходится вести борьбу не столько наступательную, сколько оборонительную…».
 

        Далее епископ Макарий кратко приводит историю Албазинской иконы: «О древности иконы свидетельствует самый вид ея. При взгляде на нее, невольно думается, не принадлежит ли и эта святая икона к числу тех древних икон, нередко чудотворных, каковыя сохраняются, как святыня, во многих местностях обширной Сибири, а занесена сюда с родины первыми храбрыми выходцами из России в этот далекий неведомый край. Некоторые исторические сведения об ней, изложенныя преосвященным Гурием несомненно на основании достоверных источников, в особой брошюре под названием «Албазинская икона Божией Матери», не только утверждают в сей мысли, но и раскрывают ея значение для Амурскаго края. Вот краткая история этой иконы. В 1666 году на Амур вышли казаки, убийцы Илимского воеводы Обухова, и завладели китайским городком Албазин (ныне казачья станица Албазин в 600 верстах выше Благовещенска). С собою они силою увлекли из Киренского острога старца иеромонаха Ермогена. Сей-то последний и принес в Албазин икону Божией Матери именуемую «Слово плоть бысть». В 1685 году названный старец вместе с казаками вынужден был оставить Албазин и поселиться в Забайкалье, нужно полагать в нынешнем Сретенске, где и оставил свою святую икону, а сам возвратился в основанный им в Киренском остроге Троицкий монастырь, когда русские в силу трактата 1689 года должны были оставить свои мечты владеть Амуром. Таким образом эта икона есть древнейшая святыня православная, своим посещением освятившая берега языческаго Амура, – как-бы благословение благочестиваго подвижника русскаго всему отдаленному краю, долженствовавшему, по Божественному Промышлению, войти в пределы нашего православного царства и от него восприять свет евангельскаго учения. В Благовещенск она привезена в 1868 году. Назначенный тогда на Камчатскую кафедру преосвященный Вениамин (впоследствии Архиепископ Иркутский), зная историю ея и благоговея пред старцем Ермогеном, с благословения Архиепископа Иркутскаго, взял ее из Сретенска, как достопамятную для ввереннаго его духовному водительству края, и благословил ею жителей Кафедральнаго города Благовещенска, а с ним и всю свою новую паству, вверив ее, таким образом, заступничеству и покровительству Божией Матери…».
 

        Завершая свое представление, епископ Макарий пишет: «Этой-то достопримечательной для всего Амурскаго края, и в частности для Благовещенска, святыне, забытой почему-то в продолжении десяти с лишним лет, и воздана преосвященным Гурием подобающая честь. Голос Архипастыря и пример его благоговения и молитвеннаго усердия пред сею иконою отозвался в сердцах православных людей, и прежде всего жителей Благовещенска. С тех пор и до сего дня православный люд идет к ней и с горем, и с радостью, усердно посещает акафисты, с глубокою верою совершает молебствия пред нею не только в праздники, но и в будни, с великим благоговением поднимают ее в свои домы для молебствия пред нею по разным обстоятельствам своей жизни, и переполняет собор в годовой праздник в честь ея. Словом, эта святыня подняла религиозный дух православного населения города, стала видимою опорою его на жизненном пути. Такое благоговейное чувство к ней из Благовещенска распространилось и в течение десяти лет утвердилось почти во всей епархии. Копии с нея и «сказания» во множестве разнесены во вся концы ея, и нередко жители не только ближайших, но и отдаленных от Благовещенска мест высказывали и высказывают желание видеть и чествовать у себя подлинную Святыню. Всему этому нельзя не радоваться и не желать большаго и большаго преуспеяния, особенно в виду сектантства, так как в борьбе с ним прежде всего настоит нужда заботиться не столько о вразумлении упорствующих в своих заблуждениях, сколько об удержании в ограде Церкви массы темнаго народа, о подъеме его религиознаго духа.
 

        Представляя вышеупомянутое благовниманию Святейшаго Синода дерзаю смиреннейше ходатайствовать:
1. о преподании благословения на ежегодное празднование в 9-й день Марта месяца в честь находящейся в Благовещенском Кафедральном соборе древней иконы именуемой «Слово плоть бысть»;
2. об утверждении за нею уже вошедшаго в употребление названия «Албазинской», каковое дано ей по месту перваго ея на Амуре, и
3. о разрешении обносить сию святую икону с подобающею честию по епархии».
 

        И Святейший Синод своей резолюцией №2338 от 09.08.1895 года принимает решение: «Обсудив настоящее представление Преосвященнаго Камчатскаго Святейший Синод определяет: разрешить ежегодно 9 Марта празднование в честь находящейся в Благовещенском кафедральном соборе древней иконы Божией Матери, именуемой «Слово плоть бысть», с присвоением ей наименования «Албазинской», не допуская однако, ношения ее по епархии, о чем для сведения и зависящих к исполнению распоряжений, послать Преосвященному Камчатскому указ».
 

        Указ Святейшего Синода № 4142 от 24.08.1895 г. об учреждении праздника в честь иконы «Слово плоть бысть» был опубликован в «Камчатских епархиальных ведомостях». С этого времени изображение Албазинской иконы, заключенное в овал, стало помещаться на первой странице «Камчатских епархиальных ведомостей» и на отчетах о деятельности Братства Пресвятой Богородицы.
 

        Приведенными выше архивными документами устраняются неточности ряда современных публикаций касательно мотивации и времени установления празднования чудотворной иконе. Исходя из вышеизложенного, можно сделать следующие заключения:
1. В 1885 году епископ Гурий (Буртасовский) устанавливает местночтимый праздник Албазинской иконе с еженедельным чтением Акафиста перед ней;
2. В 1895 году Святейший Правительствующий Синод своим Указом учреждает общецерковное празднование Албазинской иконе.
 

        Неточности по данному вопросу содержатся в статье «Албазинская икона Божией Матери» такого солидного издания, как «Православная энциклопедия» и в материалах интернет-ресурса http://www.drevo-info.ru: ошибочно истолкованы мотивации, дата установления празднования в честь иконы указана неверно. Ресурс http:// www.ru.wikipedia.org вообще не содержит важного исторического документа - Указа Св. Синода, а в «Православной энциклопедии» к тому же перепутаны имена архиереев – в 1895 году епископом в Благовещенске был Преосвященный Макарий, а не Гурий.
 

        Преосвященный Гурий (Буртасовский) положил начало изготовлению многочисленных списков с чудотворной иконы, которые подносились в дар высоким гостям города Благовещенска.
 

        В 1891 году список с чудотворного Албазинского образа Богородицы был преподнесен в дар Цесаревичу Николаю Александровичу – будущему Российскому Императору, совершавшему путешествие на Восток и посетившему Благовещенск. Протоиерей Александр Сизой (1827-1897) - первый священник на Амуре, в своих воспоминаниях пишет: «В 1891 году июня 5-го дня Никольский храм посетил его Императорское Высочество, государь наследник Николай Александрович, осмотрел его обстоятельно и выслушал от старейшего священника, свидетеля судеб Амурского края, краткую историю храма, жизни и деяний графа Муравьева и архиепископа Иннокентия, касавшуюся сего храма, сделал щедрое пожертвование на обновление храма и сказал вечно знаменитые слова во святом алтаре, что отныне он будет покровителем и почитателем храма сего».
 

        Посещение цесаревичем Кафедрального храма в честь Благовещения Божией Матери подробно описано в книге сопровождавшего Цесаревича князя Ухтомского «Путешествие государя императора Николая II на восток»: «Его императорское высочество в 15 минут второго часа, при звоне колоколов прибыл в Кафедральный Собор. На западном крыльце Собора его императорское высочество был встречен его Преосвященством (в полном облачении) и духовенством (12 человек), и соблаговолил выслушать краткое сердечное приветствие Владыки. Поцеловав Святой Крест и приняв окропление святой водой и благословение от его Преосвященства, проследовал в Собор, предшествуемый его Преосвященством и духовенством и поющими певчими. Став на указанном Преосвященным месте пред иконою Пресвятой Богородицы «Слово плоть бысть», государь цесаревич благоговейно выслушал краткую литию. После многолетия его Преосвященство, подойдя к государю цесаревичу, предложил ему облобызать Святой Крест, затем, обратив внимание цесаревича на местную Святыню – икону «Слово плоть бысть», вкратце сообщил историю сей честной иконы. Внимательно выслушав Преосвященного Гурия, цесаревич благоговейно преклонил колена пред сею иконою и, набожно осенив себя крестным знамением, изволил приложиться к ней. После сего Владыка поднес цесаревичу нарочито приготовленную копию с сей иконы в сребропозлащенном с эмалью окладе с надписью на оборотной стороне, вырезанною на серебряной дщице: «Его императорскому высочеству государю наследнику цесаревичу Николаю Александровичу от градо-Благовщенского Кафедрального собора 4 июня 1891 г.».
 

        Приняв сию икону и передав адьютанту, его высочество, сопровождаемый Владыкою, направился ко входу. На крыльце еще раз облобызав Святой Крест и приняв благословение Владыки, его императорское высочество изволил отбыть из Собора, осеняемый Святым Крестом и сопровождаемый сердечным «ура» народа, при звоне колоколов…».
 

        Надо отметить, что и гости воздали должное поклонение Святыне: наследник Российского престола незадолго до отъезда «передал протоиерею кафедрального собора отцу Александру Сизому в сафьяновом футляре изящную сребропозлащенную лампаду с эмалевыми разных цветов просветами для иконы Пресвятой Богородицы – Албазинской». Заинтересовавшись историей святой иконы, Цесаревич Николай пожелал видеть и место явления сей святыни Приамурья – Албазин, что и свершилось при дальнейшем его путешествии по Амуру.
 

        Никогда русскому православному населению Приамурья не приходилось переживать столь тяжелого испытания, как китайское боксёрское движение - восстание ихэтуаней (Боксёрское (или ихэтуаньское) восстание (1899-1901гг.). Причины боксёрского восстания коренились в политическом и экономическом противостоянии Китая и великих держав того времени, но в религиозном аспекте восстание выразилось во всеобщем протесте китайцев против иноземных религий, прежде всего, против христианства) в 1900 году. Дотоле мирно и даже дружелюбно настроенные китайцы вдруг совершили неожиданное военное нападение на г. Благовещенск. Не имевший ни укреплений, ни войск, ни боевых снарядов, город оказался совершенно беззащитен. Понятно, какой опасности подвергались его жители. Но нашлись люди, которые не отчаялись, а с горячей верой обратились с молитвой к Богу и Его Пречистой Матери о спасении Благовещенска и многих тысяч беззащитных его жителей. Каждое воскресенье, несмотря на осаду и постоянную опасность от выстрелов с китайской стороны, тогдашний епископ Благовещенский Преосвященный Иннокентий (Солодчин), при участии некоторых лиц из соборного причта, служил перед Албазинской иконой Божией Матери молебны с акафистом. И Пресвятая Богородица не оставила без милости Своей город. Она Сама стала нерушимой стеной и укреплением города, названного в честь величайшего события Ее земной жизни. До наших дней дошло благочестивое предание, основанное на рассказах, — как говорят, — самих китайцев, что тогда по берегу Амура, а иногда над городом ходила «шибки белая» Женщина, внушая нападавшим необъяснимый страх и лишая их снаряды губительной силы. В самом деле несмотря на то, что девятнадцать дней подряд город осыпался дождь снарядов, в нем чудесным образом почти не было убитых, да и сам город — с преобладанием деревянных построек, при страшной сухости и зное, при частых взрывах снарядов, – остался тем не менее цел и невредим и нисколько не пострадал от можно сказать, неминуемых в таких обстоятельствах, пожаров. Девятнадцать дней Благовещенский собор Богоматери был главной целью вражеского обстрела с близкого расстояния, и, однако, ни один пушечный снаряд, ни одна ружейная пуля не задели его. Казалось, - ничто не может удержать китайцев от нападения на город: ни обмелевший от жары Амур, ни отсутствие войска, ни безоружные граждане, и, однако, удерживаемый какою-то таинственною, невидимой неодолимой силой, враг так и не осмелился переправиться через Амур, чтобы предать огню и мечу заведомо беззащитный город.
 

        Для всех православных жителей Благовещенска было очевидно чудесное заступничество Божией Матери, и вскоре было положено ознаменовать это великое чудо возведением нового благолепного собора в честь Благовещения Пресвятой Богородицы. Он должен был служить напоминаем грядущим поколениям о «новом Покрове», явленном христианскому миру в чудесной защите города Благовещенска Царицей Небесной.
 

        Надо отметить, что благовещенцы не сразу («к стыду нашему доселе не построен этот храм, доселе городом не принесена обещанная жертва»), но все-таки сдержали свое слово, и строительство нового собора началось, но ошибки проектирования и некачественно выполненные работы (еще до завершения строительства храм дал трещину) не позволили тогда исполнить задуманное. Возведение нового храма после революции 1917 года, при новой советской власти, стало и вовсе невозможным. И лишь спустя десятилетия - в 2003 году верующие горожане смогли воплотить в жизнь обещанное их предками, - когда на месте разрушенной первой в Благовещенске Никольской церкви был освящен новый Благовещенский кафедральный собор.
 

        После чудесного спасения Благовещенска в 1900-м году почитание и благоговейное поклонение пред святой Албазинской иконе Божией Матери уже не ограничилось одним городом. Еще ранее начавшиеся паломничества ревнителей православной веры и почитателей Албазинской из приамурских сел на поклонение чудотворному образу Царицы Небесной теперь участились. Жители многих селений, не имевшие по дальности расстояния возможности лично посетить Благовещенск, обратились с ходатайством к епархиальным властям о разрешении «поднять» Святую икону к ним на места. С подобными прошениями в епархию обращались многие приходы, церковно-приходские общины. Поначалу изредка совершаемые посещения иконою отдельных селений вскоре приобрели более широкие масштабы, охватили обширный район и стали делом общеепархиальным, в котором под благодатным Материнским покровом Царицы Небесной разнородное и разнохарактерное население Приамурья сделалось одной великой христианской семьей. Во время этих крестных ходов с чудотворной иконой все православные жители (отчасти и раскольники) Приамурья сливались в одной общей молитве, воспевая едиными устами и единым сердцем: «Пресвятая Богородице, спаси нас!».
 

        Именно с 1902 года при Епископе Никодиме (Бокове) начинается изнесение Албазинской иконы из кафедрального собора Благовещенска. В 1904 году Указом Святейшего Правительствующего Синода (решение № 2386 от 7 мая 1904 года) было удовлетворено ходатайство 24-х церквей Зазейского края и 9-ти церквей вверх по р. Амур «о ежегодном принесении в 93 селения данных приходов чудотворной иконы Албазинской Божией Матери». Время обнесения ограничивалось четырьмя с половиной месяцами. Днем изнесения иконы из кафедрального собора устанавливался День Святого Духа (первый день после Пятидесятницы, то есть, дня Святой Троицы). Таким образом, традиция крестных ходов и паломнических путешествий с чудотворной иконой по градам и весям епархии была положена более века назад именно в это время. Затем икона неизменно возвращалась в кафедральный собор города Благовещенска.
 

        В начале ХХ столетия стало благочестивым обычаем в Благовещенской епархии встречать вступающих на кафедру и провожать уезжающих на новое место служения Преосвященных Владык под колокольный перезвон и со святой чудотворной иконой на руках. Так было и при проводах Преосвященного Евгения (Бережкова), и при встрече жителей Благовещенска со своим последним епископом - Преосвященным Евгением (Зерновым). «Благовещенские Епархиальные ведомости» за № 19-20 в 1914 году сообщали: «Владыка вышел из вагона, наскоро поздоровавшись и благословив некоторых, поспешил отбыть в Соборный храм, где ждали его приезда духовенство и народ. Прибыв при колокольном перезвоне в Собор, Владыка был встречен соборным протоиереем о. Николаем Вознесенским со святой иконой в руках».
 

        Ещё одна страница во славу святой чудотворной иконы Албазинской Божией Матери была написана в связи с образованием и короткой, но благодатной историей Градо-Благовещенского Богородично-Албазинского женского общежительного монастыря. Он был учрежден в 1908 году и открыт в 1910 году. Со всех концов России собрала Царица Небесная молитвенниц-насельниц, заселивших монастырские келии единственной в Приамурье женской обители, возведенной в честь чудотворного Албазинского образа Божией Матери. В советское время обитель была разорена, а в одном из уцелевших корпусов монастыря до сего дня располагается политехнический техникум. Монастырь возродился в XXI веке в г. Зее, на севере Амурской области, а в 2013 году решением Священного Синода РПЦ (Журнал №92 от 16 июля 2013 г.) был переведен в село Среднебелое Ивановского района, что неподалеку от областного центра – Благовещенска.
 

        В октябре 1916 года завершилось 25-летнее строительство Транссибирской железной дороги. Строители просили, чтобы последний участок пути – мост через Амур, названный в честь Наследника Престола, Цесаревича Алексия в г. Хабаровске – был освящен с участием Албазинской иконы. Образ доставили прямо на пути Крестным ходом. И тут же, при большом стечении народа, был отслужен молебен, вошедший в историю как «освящение Транссиба».
 

        Растущие потребности в духовном общении амурских поселенцев с чудотворной Албазинской святыней были отчасти удовлетворены и через создание новых копий святой иконы. После подведения железной дороги к Благовещенску один из таких, ставших широко известным, списков был создан специально для нового здания вокзала. Так, Сама Царица Небесная через Её святой образ Албазинский, хорошо видимый пассажирам с поездов, встречал приезжающих в богоспасаемый град Благовещенск, благословляла и провожала тех, что разъезжались по необъятным просторам Российским, разнося повсюду весть о чудотворной святыне Приамурья.
 

        До революции 1917 года в Благовещенске было 9 церквей (отдельными строениями): во имя Свт. Николая, Мирликийского Чудотворца (1857-1859); в честь Благовещения Пресвятой Богородицы, кафедральный собор (1858-1862); в честь второго славного пришествия Господа нашего Иисуса Христа на землю и страшного суда Его, кладбищенская (1872-1873); церковь Покрово-Иннокентиево-Николаевская (1879-1883); во имя Святых апостолов Петра и Павла на территории тюрьмы (1886); во имя архистратига Божия Михаила (1892-1895); в честь Вознесения Господня, кладбищенская (1894-1896); во имя пророка Божия Илии (1901); в честь Святой Живоначальной Троицы (1896-1902).
 

        К указанному списку нужно еще добавить 7 домовых церквей, 2 часовни,  Градо-Благовещенский Богородично-Албазинский женский монастырь.
 

        После революции 1917 года вследствие изменившейся государственной политики и начавшихся многолетних гонений на Православную Церковь храмы начали закрываться.
В кафедральном соборе Благовещенска чудотворная Албазинская икона пребывала до 1924 года, до тех пор, пока, подожженный неизвестными, деревянный собор не сгорел. Но икону верующим удалось спасти, после чего святыня находилась в Пророко-Ильинской церкви Благовещенска.