Небесных чинов радование, на земли человеков крепкое предстательство, Пречистая Дево, спаси ны, иже к Тебе прибегающия, яко на Тя упование по Бозе, Богородице, возложихом.

 

На главную

Вернуться в начало раздела

Описание иконы

О названии иконы

Установление празднования

Молитва

Тропари

Акафист и служба

Списки с иконы

Анализ публикаций

История

- вступление

- 1665-1689

- 1689-1867

- 1868-1938

- 1938-1991

-возвращение  Иконы в 1991 году

с 1991 года

Реставрация

Важные итоги

Материалы

- издание 1898 года

-издание 1912 года

- Закон Амурской области

Чудесные знамения

Видео

 

 Сказание об Албазинской иконе Божией Матери "Слово плоть бысть"

печатается по изданию: Одесса 1912, отпечатано в типографии Е.И.Фесенко, Ришельевская ул., соб.д.№ 49 Печатать разрешается. Цензоръ, Преподаватель Семинарии А. Топорков.


   
Наше отечество, Русь православная, искони пользуется особым милостивым заступничеством и покровом Царицы Небесной. Всегда, в годины опасностей Она являла народу русскому Свою благодатную помощь: в особенности это ясно проявлялось в опасностях, угрожавших от народов монгольских. Еще в XIV веке, на заре исторической жизни нашей родины, ей угрожала страшная опасность разорения :и разрушения полчищами свирепого завоевателя Тамерлана. Темною, грозною тучей войска его двинулись из степей средней Азии на Русь беззащитную, ослабленную внутренними неурядицами. Тамерлан уже готов был ринуться во внутренние пределы Российские, но здесь произошло событие, которое никогда не изгладится из отечественных летописей: в ночь на 26 августа Царица Небесная, окруженная сонмами светлых ангельских воинств, явилась в сновидении Тамерлану и запретила ему входить в пределы Российские. Проснувшийся в беспокойстве, устрашенный Тамерлан немедленно же приказал своим войскам отступать, и больше никогда этот страшный завоеватель не подходил к пределам нашего отечества. Точно также и во всех последующих столкновениях с монголами Богоматерь приходила на помощь русскому народу. А когда русские люди сами двинулись к берегам Амура, в соседство с колыбелью монгольских народов, то и здесь Она не оставила их без Своего заступничества, давши им Чудотворную икону в залог Своего благодатного покровительства новому, ставшему русским, краю.


Мы не можем с достоверностью сказать о первоначальном явлении этой Св. иконы, не можем указать лиц, написавших её; однако знаем о глубокой древности ее. Когда русские в 1666 году только что прибыли на Амур и основали Албазин, то пришедшим вместе с ними, блаженной памяти, старцем Гермогеном тогда же была принесена из Киренского монастыря и икона Божией Матери, уже тогда почитаемая Чудотворной. Вскоре по прибыли на Амур, в 1671 году, старец Гермоген, недалеко от Албазина, на месте известном теперь под названием «Брусяной Камень», построил небольшой монастырь; здесь и пребывала первоначально Св. икона, получившая с этих пор от имени Албазина, этого первого русского поселения на Амуре, наименование— «Албазинской».


Осязательное, видимое в Святой иконе присутствие в Приамурье Самой Царицы мира не могло остаться бесследным в жизни края. По воле Божией и при помощи Его Пречистой Матери старцем Гермогеном начата была проповедь христианства, и труды первого миссионера на ниве Божией не были тщетны: им были просвещены светом Евангельским несколько семейств инородцев из китайцев и тунгусов, и тем положено первое семя будущего обращения местных язычников ко Христу.


Однако недолго была в первый раз Св. икона в новом крае: не настало еще время благоприятное для того, чтобы остаться ей здесь навсегда, —Господь судил, чтобы Св. икона на время, была изнесена из Амурского края: в 1685 году китайцы, осадивши Албазин, угрожали ему совершенным истреблением. Сначала русские под предводительством воеводы Толбузина защищались, ко потом, по совету мудрого старца Гермогена, они вошли в переговоры с китайцами и, выговорив себе право беспрепятственного возвращения на родину, удалились в пределы отечественные.


Разумеется не без грусти блаженный Гермоген расставался с здешним краем, с которым он за двадцать лет успел уже сжиться; трудно было ему оставлять свой монастырь и благочестивые мечты о процветании в Приамурском крае православной веры и благочестия. Но уже тогда его просветленному духовному взору предвиделось лучшее будущее края, и, твердо веруя, что край не останется без благодатной помощи Царицы Небесной и что не навсегда он оторван от благотворного влияния христианского мира, блаженный Гермоген вверил его покрову Богоматери, в знамение чего и оставил в Стретенске „Албазинскую" Ее икону, а сам возвратился в г. Киренск. (По прибытии в Киренск, старец Гермоген вскоре же — в 1690 году — скончался и погребен в построенном им храме. По свидетельству верующих, Господь прославляет его ныне, как великого угодника, многими чудесными знамениями, почему он чтится по всей округе Киренской наравне со свят. Иннокентием Иркутским).


В 1858 году по Айгунскому трактату Амурский край отошел к Российским владениям, а через десять лет, 20-го июля 1868 года, преосвященным Вениамином была доставлена в юный град Благовещенск св. Албазинская икона. И так, чрез два с половиною столетия исполнилось предсказание старца Гермогена: Амурский край навсегда был приобщен к Христианскому миру, а Албазинская икона опять прибыла в избранный Царицей Небесной удел.


Зная историю Албазинской иконы Божией Матери, благоговея к памяти старца Гермогена, Преосвященный Вениамин с благословения Иркутского Архипастыря взял Св.икону, с собою при следовании на место своего служения, как имеющую особенное значение для края, и Ею благословил престольный град Камчатской епархии, а с ним и всю свою новую паству, вверил её заступничеству и покровительству Божией Матери. Слухи о чудесах, обильно проистекавших от этой Св. иконы, и раньше доходили до Благовещенска, — и, конечно, все переселенцы того времени, следовавшие на Амур чрез Стретенск, не упускали случая помолиться пред великой святыней края. Таким образом Албазинская икона Божией Матери давно уже была известна жителям Приамурья, подобно тому как память о ней до сих пор живо сохраняется среди жителей Забайкалья.


Нужно ли говорить, о той великой радости, с которою Благовещенцы приняли Святую икону как новый залог Божественного покровительства и утешения в далеком и чуждомъ крае как свидетельство нерасторжимой связи между коренной православной Россией и новым ее окраинным владением. С великим благоговением начали они прославлять икону Богоматери, какъ источник успокоения и милостей Божиих, и чтить её, как великую святыню, умоляя пред нею Заступницу рода христианского, да явит Она покров Свой и заступление стране Приамурской.


Преосвященный Гурий, вступивший в управление Благовещенской паствой в 1885 г., проведший до получения епископского сана несколько лет на Амуре, более других Благовещенских архипастырей, при вступлении на кафедру, был знаком с теми невзгодами, скорбями и лишениями, какие приходится переносить православным чадам местной церкви вдали от родины, среди многочисленных сектантов и язычников. Он знал, как трудно переживаются эти невзгоды, когда мятущемуся духу не на чем остановиться, некому излить скорбь и тоску наболевшей души,— знал, что нет в этих случаях ничего благодатнее, действеннее небесной помощи. Он знал какую твердую, религиозно-нравственную опору даст православным, обратив взоры и сердца их к Владычице мира, благодатию пребывающей в честной иконе Ее Албазинской. Тот священный восторг и радость, с которыми народ встретил призыв Архипастыря к более усердному чествованию Св. иконы, показали, что преосвященный Гурий не ошибся. Со времени его епископского служения в Благовещенске благоговейная любовь и молитвенное усердие православного люда к «Албазинской» иконe Богоматери значительно возвысились и из года в год все более и более до днесь растут и распространяются. 9-е марта, праздник, учрежденный в честь Албазинской иконы, сделался общеепархиальным, а еженедельные чтения пред иконой акафистов сделались необходимой религиозной потребностью для многих благочестивых граждан Благовещенска.

Хотя о многих случаях благодатной помощи, исходящих от святой Албазинской иконы, сами получившие ее по чувству христианского смирения и умалчивают, но почитателям Св. иконы многие из них известны. Тщательно проверивши и заручившись вполне надежными свидетельствами их несомненной подлинности, приведем здесь следующее:
1. С 1881 г. несколько годов подряд г. Благовещенск подвергался почти беспрерывной эпидемиям дифтерита и скарлатины; черные флаги над домами, в которых находились больные наводили ужас на всех граждан; но с осени 1885 года, со времени установления акафистами празднования названной иконе Божией Матери упомянутые болезни уже не имели эпидемического характера, и случаи смертности от них, при единичных заболеваниях были сравнительно с прежним очень редки не только в городе, но и в окрестностях его.


2. В поселке Бабстовском Михайло-Семеновского прихода в течение нескольких лет сибирская язва истребляла домашний скот, особенно лошадей, а в 1889 году она усилилась до того, что казаки потеряли всякую надежду на сохранение хотя бы части столь необходимых для сельского хозяйства домашних животных; все средства, которые до того времени употреблялись жителями против бедствия, разрушавшего в корне их благосостояние, оказывались не действительными. Тогда они возопили ко Господу и просили заступничества пред Ним у Царицы Небесной. На своем поселковском сходе они порешили поднять к себе, не смотря на далекое (800 верст расстояние их селения от Благовещенска Албазинскую икону Божией Матери. За неимением при Кафедральном соборе свободных членов причта, с которыми можно было бы тотчас же отправить Чудотворную икону, Епархиальное начальство нашло, возможным вместо нее послать им копию Св. иконы. По распоряжению Преосвященного Гурия копия Албазинской иконы с крестным ходом из приходского храма, при многочисленном стечении народа, была перенесена в поселок Бабстовский, отстоящий от храма более чем на 20 верст. По принесении иконы в поселок был отслужен молебен Пресвятой Богородице с акафистным пением и водоосвящением и совершен крестный ход вокруг села. Народ горячо молился Божией Матери, прося Ее ходатайства пред Богом об избавлении от тяжкого бедствия, которое они несут за грехи свои. И молитва веры спасла их: язва тогда же прекратила у них свое губительство, не возобновлялась она и в следующие годы… Из благодарного усердия к Небесной Заступнице и на память потомству об избавлении от сибирской язвы, ради Ее ходатайства пред Богом, бабстовцы решили удержать у себя копию Чудотворной Албазинской иконы навсегда и, поставив ее в своем молитвенномъ доме, с великим благоговением почитают до сего времени.


3. Так как Албазинская икона Божией Матери, именуемая «Слово плоть бысть», изображает чревоношение Богомладенца, то, как подмечено, особенно помогает усердная молитва пред нею с верою и упованием на милосердное заступничество и помощь Богоматери за детородящих матерей, во время их чревоношения и страдания болезнями и муками рождения. Из нескольких подобных случаев укажем на следующий, как особенно замечательный по очевидности фактических данных, доказывающих силу «молитвы веры» пред Албазинскою иконою Божией Матери.


Одна молодая женщина, вследствие своей неосторожности подверглась страшным мукам указывавшим на возможность преждевременных родов. Положение больной было столь тяжко, что ей угрожала, казалось, неминуемая смерть. Но муж ее (родственник Преосвященного Гурия), питая глубокую веру в благодатную силу Албазинской иконы, письмом усердно просил Преосвященного помолиться пред Нею о благополучном исходe болезни его жены.


Письмо получено было незадолго до обычного в воскресные дни, акафиста. Просьба была исполнена со всею искренностью и, как по вере просящего, так и молящихся, Царица Небесная вняла усердной молитве за страждущую: во время чтения акафиста больная благополучно разрешилась от бремени.


4. Одна религиозная пожилая женщина (Александра Валериановна С.) страдала застаревшим ревматизмом, так что едва лишь могла с большим трудом передвигаться по комнате и уже давно потеряла всякую надежду на излечение. Но в г. Хабаровске, где тогда жила А. В., прибыла Албазинская икона Божией Матери. Как то раз А. В., сидевши около окна, услышала пение народа. Узнавши от прислуги, что это несут Чудотворную икону, она стала просить занести её к ней на квартиру. После молебна ей захотелось своими руками подержать Святую икону. «И вот, — рассказывает А. В., — совершенно забывши, что я не могу ходить, взяла икону, спустилась вниз по крутой лестнице и прошла вместе с крестным ходом несколько домов. Везде я преклонялась до земли и просила перенести икону чрез меня. Потом я сама же возвратилась домой и с того времени чувствую себя совершенно здоровой». Узнавши, что Святая икона имеет постоянное местопребывание в г. Благовещенске, А. В. приехала в этот город и зиму 1910 — 11 г.г. прожила здесь, квартируя близ собора — «чтобы иметь возможность чаще молиться пред Чудотворной иконой Богоматери»


5. Никогда Русскому населению Приамурья не приходилось переживать столь тяжелого времени, как китайское боксерское движение в 1900 году. Дотоле мирно и даже дружелюбно настроенные китайцы вдруг сделали неожиданное военное нападение на г. Благовещенск. Не имея ни боевых снарядов, ни укреплений, ни войск, город был соверщенно беззащитен. Понятно, какой опасности подвергались жители его. Но нашлись люди, что не отчаялись, а с горячей верой обратились с молитвой к Богу и Его Пречистой Матери о спасении Благовещенска и многих тысяч беззащитных его жителей. Каждое воскресенье, не смотря на осадное время и опасность от китайских выстрелов, тогдашний епископ Благовещенский Преосвященный Иннокентий, при участии некоторых лиц из соборного причта, служил перед Албазинской иконой Божией Матери молебны с акафистом, и Пресвятая Богородица не оставила без милости Своей город. Она Сама стала нерушимой стеной и укреплением города, названного по имени одного из величайших событий Ее жизни. Ходит доселе благочестивое сказание, основанное на рассказах, — как говорят, — китайцев, что по берегу Амура, а иногда над городом ходила «шибки белая» Женщина, внушая врагам непобедимый страх и лишая их снаряды губительной силы. В действительности, несмотря на то, что девятнадцать дней город ссыпался дождем снарядов, в нем почти не было убитых, а самый город, — весь из деревянных построек, —при страшной сухости и зное, при частых взрывах снарядов, остался цел и невредим от столь естественных, можно сказать, — неминуемых, при данных условиях, пожаров. Девятнадцать дней собор Богоматери был целью для выстрелов на близком расстоянии, и однако ни один пушечный снаряд, ни одна ружейная пуля не коснулись его. Ничто не могло удержать китайцев от нападения на город: ни обмелевшая река, ни войско, ни безоружные граждане, и, однако, удерживаемый какою-то таинственною, невидимой силой, враг не осмелился переправиться через Амур, чтобы предать огню и мечу заведомо беззащитный город.


Для всех православных жителей города было очевидно знамение чудесного заступничества Богоматери, и тогда же было положено ознаменовать это событие построением нового благолепного собора во имя Благовещения Богородицы, чтобы он служил памятником грядущим поколениям о «Новом Покрове», явленном христианскому миру в чудесной защите города Благовещенска царицей Небесной.


После сего почитание и благоговейное поклонение пред Св. Албазинской иконой не могло уже ограничиваться одним городом. Еще раньше начавшиеся путешествия ревнителей Св. веры и почитателей иконы Божией Матери из сел Приамурских для поклонения пред Чудотворным образом Царицы Небесной участились. Жители многих селений, не имевшие по дальности расстояния возможности лично посетить Благовещенск, обратились с ходатайством к Епархиальной власти о разрешении поднять Св. икону к ним на места. Из различных приходов епархии начали получаться об этом общественные приговоры. Частичные посещения иконою отдельных селений вскоре же вылились в более широкие рамки, захватили большой район и сделались делом общеепархиальным, в котором разнородное и разнохарактерное население нашей обширной епархии сделалось одной великой семьей, под благодатным Материнским покровом Царицы Небесной. Во время этих ходов все православные жители(отчасти и раскольники) Приамурья сливаются в одной общей молитве, воспевая едиными устами и единым сердцем: «Пресвятая Богородице, спаси нас!».


Почитая Албазинскую Икону Богоматери, как великую святыню, православное население Приамурья, твердо убеждено, что край сей состоит под Ее всесильным покровом, имеет в Ней близкую, преисполненную любовно Ходатаицу пред Богом Посему добрые христиане — и наши отцы преждепочившие, и братия, живущие ныне, — всегда, и в радости, и в горе, и в благополучии, и в опасности от нашествия иноплеменных, или язв губительных спешили и спешат на молитву пред Ее Чудотворною иконою. Здесь при мерцании лампады и трудовых свечей радость их становится совершенней и полней, а скорбь теряет силу и остроту; в молитве умягчается сердце, открываются греховные язвы, поведаются Пречистой Матери Господа нужды и печали и приемлются от нее облегчение, мир и покой душам.